В Сингапуре мне сделали операцию Уиппля

В Сингапуре мне сделали операцию Уиппля

Если употребить медицинскую терминологию, в Сингапуре мне сделали операцию Уиппля. Это одна из сложнейших операций — когда очаг поражения захватывает поджелудочную железу, двенадцатиперстную кишку, желчный пузырь и часть желудка: У нас от меня уже просто отказались. Точнее, прямо не отказались, но прямо сказали:“Хотите распрощаться с собой?! Вы понимаете, что у вас три органа будут удалены — результат однозначно летальный!”. Анализы все хуже и хуже, и нет смысла мною заниматься. Врач говорит, буду вам механически продлять больничный.

В Сингапуре мне провели операцию так, что я могу не только жить, но даже работать. Я понимаю, что уровень медицины в Сингапуре и у нас , некорректно сравнивать. Но вот, получается. Мне ведь даже диагноз точно поставить не могли. Заподозрили онкологию, а конкретизировать не смогли. Не против, говорят, если мы вам рак поджелудочной напишем. А мне уже все равно было, потому что нужна была какая-то помощь, становилось все хуже и хуже. Открылось внутреннее кровотечении. Вот в таком состоянии я прибыла в Сингапур.

Здесь cнова сделали диагностику. Провели настолько точное обследование, что указали границы поражения. Сама операция — это просто ювелирная работа, до сотой доли миллиметра. У сингапурских врачей главная задача это — сохранить существующие органы и заставить их функционировать, какая бы не была сложная операция. То есть врачи постарались не просто «вырезать», а еще и максимально оставить «моего живого». Это просто потрясающе, что, оказывается, может творить современная медицина — просто чудеса! Мне, как я сейчас понимаю, дали вторую жизнь, ведь даже сосуды были поражены! Срочно надо было делать операцию, внутреннее кровотечение могло сразу хлынуть — и все. А я три месяца занималась тем, что пыталась найти медицинскую помощь.

Спасибо врачам Сингапура, и персонально доктору Рашу, который делал мне операцию. Он, кстати, мне до сих пор звонит, интересуется, как дела, дает некоторые рекомендации. За 9 часов очень сложной операции еще пришлось исправлять огрехи тех операций, которые мне сделали дома: В том числе, по удалению желчного пузыря, который можно было спасти. Грустно осознавать, но если бы я обратилась в «Парквей» три года назад, то не была бы такой пострадавшей от российской медицины. Тем не менее, теперь даже вышла на работу. Она у меня достаточно сложная, связана с людьми, но на работоспособность не жалуюсь. Трудно, конечно, с такой болезнью заглядывать далеко вперед, но мне дали веру, надежду и новую жизнь!

Автор: Мария, Владивосток

Задать вопрос специалисту